Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:36 

Лунной пряжкой..

Лунной пряжкой на твоей ладони,
Ключом скрипичным на линейном стане,
Составом, отходящим на перроне,
Паромщиком седым на переправе
Плащом дорожным на худых плечах
Характером, по временам несносным,
И всхлипом из глубин души истошным
Тебя коснется вечность, обвенчав
с горячим отсветом из тайного истока,
И ты пойдешь немому зову вняв,
Опаздывая ли, или спеша до срока,
Закрыв глаза, смиряя резкий нрав…


03:10 

Москва

Москва особого впечатления не произвела. Метро так просто убило :) Оглушило... Ощущение атмосферы научно-фантастического романа советской поры. Что-то вроде Ефремова.. Сказался-таки провинциальный менталитет. ))

06:10 

В трех шагах..

Перекличка звенящая, пенье литое капели,
И лимонное солнце сквозь тонкую вязь облаков
чайной розой томится в разливах седой акварели,
озаренной игрой не проявленных полутонов,
окропленных кармином рассветным не в полную силу
в неурочной палитре нечаянных утренних снов,
по-весеннему ярких, прозрачных, в impression стиле,
безупречно оттаянных, чистых цветов и основ...

Улыбается город, ручьями стекается лед
и надежды влекут в беззаветную даль налегке,
Сумасшедшие птицы летят поглазеть на Моне
и галдят ослепленные радужным утренним светом,
позабытый этюдник, искрящийся луч, "Le soleil",
Рвется сердце шальное, томится, и в небо зовет,
гимн поет окрыленной подруге Весне,
За красоткой ворвется стремительно жаркое лето...

Отбелели сугробы, метелью снега отболели,
впечатленье рождает предчувствие где-то извне,
да простит парижанин великий, художник Моне...
Март застыл в трех коротких шагах от апреля,
И на миг я в волшебную сказку поверю,
Но на век поселюсь в лучезарной весенней стране.


02:08 

Ожидание..

Не пишется что-то.. Живу одним ожиданием. У черты. Перейду? Не перейду? Совсем немного осталось.
))
There is a tide in the affairs of men,
Which taken at the flood leads on to fortune.
W. Shakespeare

06:54 

Желаю быть..

Изящной рукой за прялку
(чем я тебе не парка?...)
браслета звенящей нитью
запястье мое обвито
(медью искрящей с Крита)
Разбужена, распята, испита…
Нет на мне креста,
Путь освящает сама верста
(тысячи верст, те самые…)
Я тебя через них целую,
(Через века:
золотой, серебряный, бронзовый…)
Эвридикой слегка…
(Заклинаю: «не будь Орфеем!»)
Солнечной лучезарной феей –
Поцелуй по-французски…
Бронзовый – самый искусный
египетской кошкой Баст
(вот уж которая сама по себе гуляет,
изумруды из глаз роняет…)
Тебе в ладони. Раз!
Два! Три! Не хочу Афродитой!
Пена морская истрепана и избита
(в пух и прах… Прочь страх!)
Желаю кружиться в вальсе
(Любовь и печаль восславьте!)
Желаю быть Марой,
Горечью морской, Ave Maris!
(Ее не испить до дна…)
Всполохом огня – на счет: Два!
Гравирую на сердце: «Сжалься!»
(чем я тебе не пара?)
Правила игры принимаю,
Не отступлюсь до смерти!
( Знаю, что Он вечен!)
Вживаюсь, втравляюсь, таю…
Срываюсь на счете: «Три!»
Ты только на меня посмотри!
Кошка, сбежавшая из царства Аида,
Тенью праздно шатающаяся
по Елисейским полям… Затонувшая
Атлантида! Вопиющая: «Дай!»
(Воздам… медом засахаренным,
все пчелы слетятся!
Стану их королевой!)
Прими меня справа!
Не пускай слева - Не суди строго!
(На счете: «Три» я выпрашиваю
Меру любви…) Два братца –
Сет и Осирис! Их мне не пересилить!
Между жизнью и смертью – дорога,
Я пестую жизнь! (Прошлое?
Выбрось, забудь, отринь!)
Вот ведь, дотошная…
Все ей мало! В печь ее! В печь!
Во славу четы севильской
на дыбу ее! И сжечь!
Из глубин морских вод
выступит русалочий хоровод
Ногами босыми, да по ножам…
Жаркому дыму - суженая жена!
Позже прорасту виноградной лозой,
вознесенным именем: «Мой!»

01:23 

Подросший ангел..

Сочувствие осколочным стихом
выводит вне пространства, за пределы,
когда чужая боль, чужим пером
изрежет сердце, будоража нервы…

И слово не оставит безучастным,
Электроток по венам, вместо крови,
И шоком – за пределы, вне пространства,
где мир бескраен, но иначе скроен,

Когда чужая боль, чужим пером
прострочит душу, пригвоздив печали,
Храня Любовь под сложенным крылом,
подросший ангел на краю... встречает.


03:56 

Из партера...

Где дороги идут от начала,
а сомнения комкают суть,
Рыцарь боли опустит забрало,
неживыми глазами взглянуть

Голос тихо прошепчет: «Лех леха»,
вымеряя дорогу к себе,
чтоб вернуться в обитель до века,
причастившись в терновом огне,

И отринув незримые страхи,
в миг очнуться от долгого сна,
разбирая астральные знаки,
посчитать, что, как видно, пора…

На замесе разлуки и веры
с нетерпением ждать приговор,
за кулисы, взглянув из партера,
угадать, не прогонят ли вон…


04:32 

В тени безлунной ночи...

В слове «нежность»:
женьшеня сила
И вольность ветра,
лиловый велюр фиалки
отцветающей незаметно…

В речении «милый»
уживается небыль с былью,
напевный мотив былинный,
таинственный взгляд цыганский,
И дразнящая сласть малины…

В стремлениях беззаветных
- вся горечь мира,
и запах мирры,
и страстность стансов
Орфея лиры…

На прихоть гадалки
сдаться… В любви запретной
уйти со света
в тень безлунных ночей испанских,
раствориться в штрихах портрета…

Твоего… Где каждая краска внове,
Каждый штрих прорисован сердцем,
Затеряться, забыть, не помнить,
Не знать, что смертен…
И только вторить:

«Милый, ты вечен, вечен…
Нежностью, волей ветра…»
Сокрытой печалью вечер
Светлый лик обессмертил
Упоенный тоскою
растревоженной Эвридики…

Меду быть диким,
Вакханкам не знать пощады,
Змеям безбожно жалить,
Орфею принимать без обиды
мольбы и крики из Леты…

«Нежный, ты помни, помни…
сластью малины и горечью мира»
Откровенье в глазах цыганских,
Терзали тебя вакханки
за верность любви и лире,
Их небо зовет к ответу…



22:27 

Два корабля..

Два корабля пересеклись путями
Обжечься страшно, до руки коснувшись,
Бежать, умчаться прочь, не обернувшись,
Чтоб не успеть «срастись на век ветвями»,
и вновь «раздваиваться под пилой»

Два корабля… Один на юг, другой – на север
Два капитана, в каждом есть апломб,
Кивнуть друг другу, будто чуть знакомы,
И каждому уйти за горизонт… Тебе -
в родимый край, мне – на далекий берег

Глаза в глаза… Вновь пробежали искры,
И ночь пронизана дыханьем тамариска
Обжечься страшно, пряных губ коснувшись,
Бежать, умчаться прочь, не обернувшись,
Ты мной не болен, снится мне другой…

Два корабля пересеклись путями
И жизнь, как будто, повернула вспять,
как трудно и как холодно дышать,
обмениваясь краткими вестями… Меня
миндаль пьянит, тебе – медвяный вереск..

05:35 

Не клянись! ))

Мне без тебя безбожно, как в аду,
Февральским ветром по земле скольжу,
Поземкой ледяной по голому асфальту,
И сердце режет голубая смальта,
И бьется раненое в стынущей груди
За ниткой нитка, за иголкой кровь,
исколотых в безумной пляске пальцев,
и корчит в схватках горький приворот,
закруженный в безумном ритме вальса,
распятого трехстишьем мертвых слов,
невыговоренных… Не искать спасенья,
Не заглушить, не сгинуть, не уйти,
В туман ночной нырнуть без объяснений
Воззвать кликушей, выудить из снов,
сметая звездной пылью пленку глянца,
Найти источник задремавших сил,
И закружиться откровеньем танца.
Я верую! … Что ты меня любил…
Или хотел любить…
Что, в общем, и неважно.. Душа моя
в твой мир рвалась отважно
Сквозь океаны выплаканных слез,
Цена обиде - неразменный грош…
Печать безмолвья в братском поцелуе
Но в шоколадной крошке пламя губ
Плен нежности моей - твоя неволя
Дождем тоскую, поминая всуе,
Лелею тень твою объятьем хрупких рук,
ввергающих легко в моренье боли…
Ты зверем ласковым переиначил суть,
А я клялась: «ни словом, ни намеком…
Не упрекну!» Так не клянись до срока!
Любовь не стелет розами свой путь…
Но сладок вкус развенчанной ошибки,
и не отринуть первозданной пытки,
слагать из льдинок имя на снегу
и выдыхать обветренно: «Люблю!»



23:47 

Отрывки из обрывков..

" -- Скажите, пожалуйста, -- начала Алиса нерешительно (она
была воспитанной девочкой и потому не совсем уверена,
прилично ли ей первой заговаривать со старшими), -- почему
ваш кот так улыбается?
-- Это Чеширский Кот, -- сказала Герцогиня, -- вот почему.
"На вид он не злой," -- подумала Алиса. И правда, вид у Кота
был добродушный; но только уж очень длинные когти и зубов
полон рот..."
(Льюис Керолл. "Алиса в стране чудес";)
***
"Увидев госпожу кошку, блуждающую в одиночестве, всякий
схватит ее в охапку...
Кошка!
Вот кто мог что-то знать про ночные события..."
(Далия Трускиновская. "Монах и кошка";)
***
Молодая черноволосая женщина с кошачей грацией встала с огромной белоснежной кровати и обернулась в лиловое кимоно с широкими рукавами. Она запахнула халат на правую сторону и подвязала его на талии широкой ярко-розовой змейкой пояса оби, соорудив пышный бант на спине. Из зеркальной стены ореховыми глазами со скифским разрезом на нее смотрело ее отражение. Оно улыбалось...
-- Кошка! -- позвал ее низкий, глубокий голос, принадлежащий мужчине с седыми висками. Хозяин голоса был высок, белокож и синеглаз. Но он тоже был одет в кимоно, правда его пояс был темно-синим, узким и завязан на бедрах.
-- Чего ты хочешь? -- Женщина обернулась. Ее взгляд нечаянно скользнул по маске демона, висевшей на соседней стене, и ее лицо омрачилось. Женщина в кимоно перестала улыбаться, эта маска японского театра Но все время наводила на нее ужас. Демон был рогат и скалился отвратительными зубами. -- Неужели нельзя убрать отсюда это чудовище? -- Женщина брезгливо передернула хрупкими плечиками.
-- Иди ко мне! -- позвал ее белокожий "японец".
Кошка послушалась и оказалась в его сильных объятиях. Она почувствовала нахлынувшее желание, но поборола его.
-- Чего ты хочешь? -- снова спросила она, не отвечая на ласки блондина с посеребренными сединой висками. -- Мне кажется, что ты что-то затеял... -- подозрительно проговорила Кошка, прищурив глаза. -- Или затеваешь... Мне страшно! Я боюсь тебя, -- женщина суетливо освободилась от его рук.
Другая маска на стене выглядела не так устрашающе, но Кошке она тоже не нравилась.
-- Не понимаю, -- пожал плечами человек в кимоно. -- Мне кажется, что они все такие. -- Он задумался на несколько секунд, подбирая нужное слово. -- Такие ...милые!
-- Милые? -- Кошка скривилась.
-- Ведь это искусство, -- блондин закурил. -- Ты не понимаешь! -- он как-то вальяжно, с декадентским видом поморщился. -- Сколько можно тебе объяснять?! Это же -- театр!
-- Театр абсурда? -- язвительно усмехнулась Кошка и тоже взяла в рот сигарету.
-- Нет, -- вдохновенно ответил хозяин низкого голоса, проигнорировав ее выпад. -- Один из старейших японских театров, основанный на классической литературе и буддийских традициях, -- человек в кимоно выпустил в потолок струйку сизого дыма. -- Главный герой всегда появляется дважды. В соответствиями с законами кармы...
-- И что? -- спросила с вызовом Кошка.
-- Один раз в виде реального человека, а второй... -- блондин интригующе замолчал.
-- Ну и? -- Кошка выбросила окурок в стеклянную пепельницу.
-- В виде демона или духа, -- развел руками ее любовник. -- Настоящее вырастает из прошлого, -- он усмехнулся.
-- А ты кто: дух или демон? -- неожиданно поинтересовалась Кошка, сев ему на колени.
-- А ты как думаешь? -- мужчина перестал улыбаться.
-- Не знаю, -- задумчиво протянула Кошка.
Тогда любовник уложил ее на кровать, встал, снял со стены рогатую маску и водрузил ее себе на голову.
-- А теперь?
-- Прекрати! -- Кошку охватил легкий озноб.
-- Мне нужна гравюра, -- ровным тоном сказала мужчина, снимая с аристократического лица страшную маску.
-- К-какая гравюра? -- Кошка запнулась. Ей вдруг показалось, что ее сердце остановилось.
-- Та самая, -- усмехнулся мужчина. -- Или ты решила, что я забыл? Такие вещи не забывают! Поверь мне!
-- Ты мог бы забыть о ней... ради меня, -- с трудом выдавила из себя Кошка.
-- Не стоит путать одну и другую страсти, -- снова усмехнулся мужчина. -- Ты наивна до неприличия! -- усмехнулся он. -- "Красавица" доллжна быть моей! И если понадобится... -- Человек в кимоно сдвинул седые брови у переносицы.
-- И если понадобится, то что? -- Кошка невольно сжала хрупкие кулачки.
-- Я не перед чем не остановлюсь, -- заверил ее блондин. -- Ведь тебе же это известно!
Кошка вдруг почувствовала, что ее страх прошел. Женщина испытывала приступ какого-то сумасшедшего веселья, внезапно ее охватившего. У нее мелькнула мысль, что она сама смогла бы безбедно прожить где-нибудь в Париже или Неаполе на деньги, которые выручила бы за "Красавицу"... Кошка смутно догадывалась, где сейчас находилась эта картина. Но ни ее зарвавшийся любовник, ни ее бедный братец не подозревали об этом!
-- Тебе стоит только руку протянуть... -- проговорил блондин. -- Я в долгу не останусь!
Он не знал, что гравюры давно не было в тайнике...

02:30 

Спасибо Твайлайт Мичиру

Обернуться птицей чернее ночи
и нести на крыльях перламутровый свет
(...где же ты!..)
Поцелуев алая жажда
испепеляет звезды, когда тебя нет
Разлуку принять беззваветно
всевластной манной
и безропотно нести одиночества крест,
но выклевать из небытия
мой желанный,
отобрать у огней несметных
Крылом прикрывать от ветра...
(тебя... )
в той самой нежно-голубой выси,
облачающей в платья из слез...

00:43 

Два повода... Или праздник каждый день ))

Наконец, закончила свой "грандиозный" детектив. Никому и ничего не должна больше из своих работодателей. Yes!!! Напилась даже по этому поводу. Тем более, что повод совпал с официальным разводом!!!
))))

05:20 

Прощание с Ним. Попытка прозаического оформления любовного бреда на старости лет ))

Он подошел ко мне, взял меня за руку, и я на секунду
поверила, что никогда больше никого не любила.
Я видела свое отражение в его небесных глазах и изнемогала от счастья. Лунный свет был его прибежищем, озерная гладь – юдолью. Его тень порой до сих пор маячит у меня за спиной. Разве что сравнить его с ангелом? Буйный ангел. Подвыпивший Люцифер с автоматом с чеченской войны.

Если суждено дни и ночи коротать в одиночестве, то, пожалуй, это тот самый крест, который нести всю жизнь. Не надо было в детстве Войнич зачитываться и Григом заслушиваться. Тогда, может, и сумела бы разглядеть алые паруса без особенных потрясений. А так, пой себе песню Сольвейг, хоть до самой кончины, все равно никто не услышит. Если и донесет до кого залетным ветром, то ранит хорошего человека или смутит того, о ком мечтала всю свою жизнь сквозь вечность.

Он часто шептал: «Я люблю тебя», и наши губы сливались в неистовом поцелуе. (Пошло звучит, а как еще описать?) Это было так, как будто на завтра в небесной канцелярии назначили Конец Света. Впрочем, так и случилось. Но это был местечковый, провинциальный Апокалипсис.

Мне вспомнилось, что когда-то я писала ему стихи. Это было романтично и одновременно с этим забавно. Это превратилось в болезнь, посвящать стихи любимым мужчинам. Мне вот никто стихов не писал из - любимых, одни только нелюбимые или незнакомцы. ) Но никому на голову не падало столько стихов с небес метеоритным дождем, как ему… до недавнего времени. О, да! Он был моей музой! О нем плакал неразлучник, о нем тосковала Фатима.

На данный момент графомания превзошла все мыслимые и немыслимые пределы, но я смею полагать, что в этом найдется какой-то смысл. Ничто, как известно, не проходит бесследно. ) Кто знает, может, этим эссе я вспугну свою музу?

Я всерьез осмеливалась считать, что испытывала к нему именно то, что может привязать навсегда. У меня все еще где-то сохранились венчальные свечи... Больше всего на свете в тот момент мне хотелось их снова разжечь!

Тантра нем! Тантра нем! Тантра нем! – твердила я, услышанное где-то, бульварное заклинание. Сейчас-то я знаю, что такое не действует. Привораживают иначе…. И магия работает совсем по-другому. И главное здесь вовсе не сказанные слова... Правда, из принципиальных соображений не стану никого привораживать. Снится мне наяву, что нашелся единственный мой возлюбленный с самого начала времен. Он не так красив, но зато умен. Хотя что есть красота? Время и невзгоды отняли ее у него. Благородные черты, высеченные на сердце.

Странное чувство, сладкое и тревожное. Я бы даже сказала – терзающее. Вдруг ошибаюсь? Зато впечатлений – на всю оставшуюся вечность с лихвой! ))

У моего прошлого такие прекрасные глаза сине-голубого оттенка, медовые волосы, сахарные губы, прикасаться к которым было удивительно сладко. Такое чувство испытываешь, целуя новорожденного младенца. Когда оно (прошлое) дотрагивалось губами до моих волос, по телу пробегал разряд электрического тока, способного убить наповал.

Его волосы пахли миррой, я помню трепет длинных, по-девичьи ажурных, ресниц на губах! Но даже воспоминания канули почти что в небытие… И нет в них ни грусти, ни боли. Только щемящая печальная сладость.

Забудь о том, что мы узнали
Разлуки боль и вкус печали,
Нам двери рая отворяли
Ладони ангелов святых
в сияньи нимбов золотых
и их Сердца…. 1992

:candle2:



03:05 

Привычное состояние..

Хотелось рассмеяться или плакать,
Депрессия сменялась эйфорией,
Я от тебя ждала виньетку знака
в венке из маргариток или лилий...

03:18 

Неисповедимых углей..

Потеряться, закружиться в стае киноварных листьев,
До тебя добраться ветром, и ресниц касаясь вдохом
Выдохом ловить биенье пульса кратким «Аллилуйя»
жизни, что вдохнул Создатель, сотворивший
плоть от крови… И цедить по крохам мирру
тающей смолы янтарной под мареновой тесьмою
ленты губ атласно-алых,
Серых глаз питаться светом в их излучине туманной,
Раствориться, разыграться allegretto нежных
клавиш… И стремиться сквозь столетья из Эдена
за тобою! Сквозь разлуки и измены озарением одаришь,
не делясь своим секретом… Исцели сомнений раны
сквозь печали и дороги…
Разбиваясь в катастрофах
вспыхнув искрой в самолете, пламенем взлетев под своды,
возвратиться лунным светом, растекаясь кипрской пеной
в жизни разыграть Джульетту, выдохнуть на эшафоте
тихим шепотом : «Люблю»
И вдохнуть глоточек неба, растворенного над нами,
душами соприкоснувшись, как когда-то рукавами,
с тем, кто болен был не мною,
прокричать тебе, любимый, что ни в чем ты невиновен!
Простонав безмолвно: “кроме…”
И забыть на миг аккорды утомленного романса,
но играть, звенеть словами… Рассыпаться колким снегом…
Для того, кто не с тобою… И носить мотив восточный,
обрамленный в плач славянский, тонкой музыкой в душе..
Потеряться, закружиться… И найтись под облаками,
породнившись с невесомым… Жарким шепотом «Люблю!»,
- обгоревшими губами повторять
в костре танцуя… Неисповедимых углей,
нареченных «Путь Господень»,
не минуя в пылком танце… И отдаться поцелую,
породнившим жизнь со смертью…

23:58 

Ты далеко...

Ты далеко настолько - плачет небо,
со мною вместе о тебе тоскуя,
В листве опавшей, в круговерти снега,
твой образ за игрой теней рисуя

Сквозь дни и ночи, сомкнутые веки,
минуя сонмы ангелов и строк...
Да смилуется всемогущий рок,
во власти у кого слова и реки...

Ты - боль моя и ты - моя отрада,
другого счастья отродясь не надо!
Целую грусть поверх твоих морей...

В дождливой трели голубой капели
Стихи к тебе назло судьбе летели
мольбой незримой, стаей голубей.

03:27 

L'art

/Искусство требует всего человека/ - один из алхимических постулатов..

Улыбаться тебе сквозь слезы,
Разве можно болтать серьезно?
Климат в мире такой суровый,
То метели, то сушь, то грозы…

Если нет предпочтений - больно,
Если звезды во тьме – красиво!
Унесет в зазеркалье сила,
Упиваюсь картинной ролью…

Если выбор мелькнет судьбою,
Напугает лихой бедою…
И смириться – тут воли больше,
А свобода легка, да горше…

И корицей дышать в кофейне,
захмелев от паров мартини,
где канкан и парфэ французский
И L'art заберет все силы…
И прощайте шальные чувства
Элитарным L'encadrement
к искусству… Я тебя в маяте забуду…
Но не стану, ты знай… Не буду!

Отупев колдовским весельем,
нарываясь на представленье,
с Люцифером играть в крокеты,
на обертку из-под конфеты.

Не вменив алхимических формул,
знали Гебер, Фулканелли и Ромул,
что храмины сейчас все те же:
Хоть в какие рядись одежды…
Банковать не на деньги в покер,
На - усмешку слепого рока

Догорают Шекспировы страсти,
Жребий брошен иным причастьем…
И не знать: на беду или радость,
унесет предрассветная сладость…

В подреберье вспороли платье,
Не избавлюсь от жгучей власти…
Только если служить Иному,
заметет все дороги к дому…

И коктейль из тоски со смехом
Мне глотками цедить до века,
Это тоже, наверно, к счастью,
Да у Истин разнятся масти…

Только в шейкере кубик льда,
Так из тьмы родилась… вода.
И в любимых глазах до боли
видеть мне отголосок воли
Это мостик во благо выстлан
детской ручкой из вечных Истин…

01:11 

Вероника



00:30 

В основном для себя и особенно для Михи )), если он вдруг это прочтет...

1 В каждой проблеме скрыты бесценные дары. И ты создаешь себе проблемы, потому что эти дары тебе крайне необходимы.
2. Утверждая, что ты чего-то не можешь, ты лишаешь себя Всемогущества.
3. Каждая мечта тебе дается вместе с силами, необходимыми для ее осуществления. Однако тебе, возможно, придется ради этого потрудиться.
4. Твое невежество измеряется тем, насколько глубоко ты веришь в несправедливость и человеческие трагедии. То, что гусеница называет Концом света, Мастер назовет Бабочкой.
5. Мы миримся с ситуацией, с которой не должны были бы мириться, потому что нам необходим урок. Его может дать только эта ситуация, и этот урок для нас дороже свободы.
6. Если вина лежит не на нас, то мы не можем принять ответственность за это. Если мы не можем принять ответственность, мы всегда будем оставаться жертвой.
7. Мы должны уважать наших драконов и поощрять их разрушительные стремления нас уничтожить. Высмеивать нас - их долг, унижать и следить, чтобы мы оставались "как все", - их работа. А когда мы упорно идем своим путем, не взирая на их пламя и ярость, они лишь пожимают плечами... с философским "Что ж, всех не пережаришь..."
8. Поверь в то, что ты знаешь ответы, и ты их узнаешь. Поверь в то, что ты Мастер, и ты им тут же станешь.
9. Для того, чтобы стать свободным и счастливым ты должен пожертвовать скукой.
10. При каждом выборе ты рискуешь жизнью, в которой ты выбирал, при каждом решении ты с ней расстаешься.
11. Никогда не отворачивайся от возможного будущего, пока не убедишься, что тебе в нем нечему научиться...
12. Подобное притягивает подобное... Выбери любовь и работай, чтобы претворить ее в жизнь, и каким-то образом произойдет что-то, чего ты не планировал, придет, чтобы совместить подобное с подобным.
13. Очень легко проверить, окончена ли твоя миссия на Земле: если ты жив - она продолжается.

Ричард Бах

От себя подписываюсь под каждым словом )) И еще, кажется, смысл жизни каждого человека в его духовном пути (совершенствовании)Эти постулаты видятся весьма определяющими..

Дневник: All discord, harmony not understood

главная